Заблуждения о природе дислексии:
зрительное расстройство или речевое?

Большинство людей полагает, что это просто расстройство чтения — но это также расстройство слуховой обработки речи.

исследование причин дислексии.png

Понравилась иллюстрация — закажи свою у автора qwerkid! 

Ежегодно тысячи школьников берутся за книги. Однако, несмотря на прилагаемые усилия, минимум один из десяти столкнется с трудностями в чтении. Если бы мы знали о ранних проявлениях признаков дислексии, мы могли бы помочь этим детям, используя научно-обоснованные методики. Но общество плохо понимает дислексию, существует масса заблуждений, касающихся проявлений и причин возникновения расстройства. Разоблачение этих заблуждений поможет миллионам детей. А также поможет понять человеческий разум.

Чтобы пролить свет на общественное мнение о дислексии, давайте на минутку поиграем в исследователя. Рассмотрим Ивана и Женю, которые страдают от трудностей с чтением. Иван путает буквы, такие как «б» и «д», в то время как Жене трудно связывать буквы со звуками; он не понимает, что слово “код” звучит как название знакомого ему домашнего животного. У кого из них расстройство чтения?

Если вы похожи на большинство обывателей, вы, вероятно, подумали бы, что буквенная путаница Ивана является явным признаком дислексии. Но наука о чтении говорит об обратном. Дислексия неоднородна, многие ее симптомы включают проблемы с визуальной обработкой. Но перестановка букв свойственна всем неграмотным детям, и не является признаком конкретно дислексии.

Однако трудности Жени весьма типичны для дислексии. Опытные читатели легко связывают буквы со звуками речи или фонемами (например, д→дэ), поэтому они легко распознают “код” и “кот” как омофоны — они звучат одинаково. Этот процесс (фонологическое декодирование) проходит бессознательно и автоматически, и он является неотъемлемой частью процесса чтения. Но при дислексии этот процесс нарушен.

Корни проблемы проявляются намного раньше. Прежде чем ребенок научится читать, он должен понять, что произносимые слова состоят из звуков (например, “кот” начинается со звука "к"), иначе он не поймет функцию букв. Но у детей с дислексией фонематическое восприятие нарушено, как и восприятие речи на слух. Младенцы, подверженные риску дислексии (а дислексия — расстройство наследственное), демонстрируют атипичную реакцию мозга на речь задолго до того, как они прочитают свое первое слово. А поскольку нейронная сеть читающего мозга “обрабатывает” речевую и языковую сеть, атипичная речевая система порождает атипичное чтение.

Таким образом, чтение и дислексия демонстрируют взаимосвязь между природой и обучением. Чтение — это приобретенный навык; никто не рождается с умением читать. Но обучение чтению зависит от врожденных способностей человека к языку и речи. А дислексия — это генетическое расстройство, которое подрывает нейронные сети в речевых центрах головного мозга.

Доктор Марта Бёрнс (Martha Burns, Ph.D): Какой бы сложной задачей не было чтение, благодаря достижениям в области нейронауки и технологий, мы теперь можем нацелиться на ключевые центры обучения в мозге и идентифицировать области и нейронные пути, которые мозг использует для чтения. Мы не только понимаем, почему опытные читатели хорошо читают, а начинающие читатели испытывают трудности с чтением, но мы также можем помочь любому читателю на пути от раннего овладения языком до чтения и понимания прочитанного – все это происходит в мозге.

Тем не менее, некоторые люди убеждены, что дислексия возникает из-за “проблем со зрением". И эти ошибочные суждения приносят вред. Родитель, придерживающийся таких взглядов, может не распознать трудности своего ребенка в рифмовании и поросячьей латыни (и то, и другое требует развитого фонематического восприятия), как ранние симптомы. Так почему же мы так ошибаемся насчет дислексии? Почему мы ошибочно принимаем дислексию за “словесную слепоту”?

На первый взгляд эти заблуждения кажутся довольно невинными; непрофессионалы, по определению, не читают экспертные исследования, поэтому, возможно, они просто не знают. Но подобные ошибки совершают и начинающие учителя, имеющие достаточную образовательную подготовку. Более того, паттерн этих ошибок наводит на мысль о более глубокой проблеме.

Помните, как в начале мы предложили вам “поиграть в исследователя"? Когда моя группа исследования представила эти вопросы непрофессионалам, участники не только не смогли распознать трудности с декодированиемкак симптом дислексии; они также не смогли рассмотреть их как биологические симптомы.

Эта ошибка красноречива. Если люди верят, что когнитивные способности, такие как фонологическое декодирование, эфемерны и бестелесны (это все просто “в вашей в голове”, а не в вашем мозге/теле), но они правильно полагают, что дислексия является биологически наследуемой, тогда неудивительно, что они не приходят к выводу, что фонологические симптомы связаны с врожденным расстройством. Зрение, с другой стороны, кажется явно связанным с нашим телом (глазами), поэтому априори “проблемы со зрением” предполагают биологическую генетическую этиологию. Следовательно, непрофессионалы не могут найти связь между дислексией и ее истинными когнитивными истоками и вместо этого предполагают сенсорную визуальную причину. 

Итак, если люди живут иррациональным убеждением, что фонологическое декодирование “эфемерно”, мы можем понять, почему им так трудно связать дислексию с декодированием. Но откуда эта иррациональная предпосылка возникла в первую очередь? Почему люди считают, что когнитивный процесс фонологического декодирования эфемерен?

В моей последней книге я показываю, что это предположение типично применяют к когнитивным навыкам вообще. Люди с готовностью предполагают, что наши ощущения и эмоции являются врожденными, но они отрицают врожденность абстрактных когнитивных понятий, таких как чувство числа (например, “два объекта”). И они ошибаются; новорожденные явно проявляют эти навыки. Говоря критически, отрицание врожденности когнитивных навыков связано с восприятием их как чем-то психическим, чем более “эфемерной” кажется способность, тем менее вероятно, что ее будут считать врожденной.

Таким образом, я считаю, что эти ошибки — независимо от того, касаются ли они типичных когнитивных способностей новорожденных или атипичного развития когнитивных навыков свойственного при дислексии — возникают по одной причине: из-за негласных убеждений людей о том, как работает человеческий разум. Парадоксально, но эти убеждения руководствуются теми самыми принципами, благодаря которым наш разум и работает.

Один принцип, известный как эссенциализм, показывает нам, что врожденная сущность живых существ заложена в их телах. Дети, например, верят, что собака коричневая, потому что она унаследовала какой-то крошечный кусочек материи от своих биологических родителей. Другой принцип — дуализм — предполагает, что разум эфемерен, отделен от материального тела. Итак, если (согласно эссенциализму) врожденные способности должны физически проявляться, в то время как если (согласно дуализму) разум отделен от тела, то из этого следует, что бесплотные способности не могут быть врожденными. И поскольку когнитивные навыки кажутся эфемерными, мы заключаем, что они не могут быть врожденным, и это относится как к числовому, так и к фонологическому декодированию. 

Эти предубеждения непроизвольны, они явно лишены логики во многих аспектах, от нашего иррационального увлечения мозгом до нашего страха перед искусственным интеллектом; и в итоге выливаются в проблемы с пониманием дислексии. Чтобы противостоять этим ошибкам, одного распространения информации будет недостаточно — реальные изменения требуют, чтобы мы внимательно изучили проблему. 

Таким образом, искусство владения чтением основывается на декодировании во многих отношениях. Чтобы дети могли успешно декодировать написанные слова, нам всем необходимо улучшить наше понимание человеческого разума.

ОБ АВТОРЕ

Ирис Берент — профессор психологии Северо-Восточного университета? автор книги «Слепой рассказчик: как мы рассуждаем о природе человека» (Oxford University Press, 2020).

 

Источник

Вы можете быстро и навсегда помочь своему ребенку с дислексией преодолеть трудности в чтении и учебе, с помощью неврологической онлайн-методики Fast ForWord. Занятия по этой методике корректируют нарушения слуховой обработки мозгом и тем самым устраняют первопричину дислексии!
Запишитесь на пробные занятия в Fast ForWord, не откладывайте помощь своему ребенку!

Полезная статья? Поделитесь с друзьями!
Читайте полезные материалы по теме:

Читайте полезные материалы на наших страничках в соцсетях!
Подписывайтесь!

To play, press and hold the enter key. To stop, release the enter key.